dernaive: (Default)

В смысле про Московский метрополитен имени разных деятелей партии и правительства. Я ж про него давно не писал. Чего писать-то, когда все хорошо. Было. Теперь боюсь, как бы еще хуже не было.

И вовсе я не техническое состояние кабелей и главных тамошних электриков имею в виду. И не подстерегающая пассажиров опасность опоздать на работу, окочурившись от вагонной жары, меня интересует в данный момент (об этом я завтра утром готов буду перекинуться парой слов). Возможность потерять пару ребер в давке тоже не очень пугает меня. У Адама вон по неподтвержденным (официально) слухам вообще с одним ребром такое произошло, что до сих пор весь мир пользуется. И ничего.

Я о другом. Я о страшном. У меня пытаются отнять одну из московских традиций. Причем отнять именно в тот момент, когда осуществлять эту самую традицию мне и так очень недолго осталось.

Я о намерениях руководства нашей подземки, или даже самого нового мэра в отставке (чтоб он был здоров, по-прежнему крепок всеми частями тела и даже головой) изменить правила пользования эскалатором.

Они хотят "Стойте справа, проходите слева" порушить и заставить народом обе стороны движущихся ступенек. Чтоб, значит, их в метро могли теперь за своих принимать, а не за понаехавших.

В понаехаевших, кстати, ничего плохого нет, как в определении. Просто раньше, когда быстропередвигающийся в метро москвич, видел там тормозящего и смотрящего в пол перед эскалатором человека, он понимал, что такому человеку надо либо помочь, потому что он старенький, либо обойти его, потому что он просто приезжий, и все равно остановится поперек дороги в самом неподходящем месте, чтоб вывеску прочесть. Или просто поглазеть на красоту неземную, то есть подземную все равно встанет колом.

Теперь эскалаторы в любой деревне есть. В торговом центре. И народ научился их не бояться. Шагает смело, в пол не пялится. Но наш человек, коли не спешит встанет на эскалаторе справа, возьмется за поручень, не будет к движущимся частям прижиматься и детей со шпильками в ступеньки запихивать. При этом оставит место для прохода пассажиров, которые спешат. Спешат и поэтому по эскалатору идут. Ненаш человек, встанет ровно посередине и раскорячется по-возможности, доказывая самому себе, что он в метро главный, а на остальных ему начхать.

Нет, я понимаю, что это начхание вбито положительным примером тех главных, кои в метро не ездят. Но эти вот ненаши этого не понимают. Отчего иногда получают пинка. Или вежливую просьбу, освободить проход. В зависимости от понятливости менталитета.

На мой категорически правильный взгляд, такая сегрегация "наш-ненаш" категорически необходима московскому метрополитену. Потому что если все теперь где угодно стоять будут, то безопасность уменьшится и скорость проезда упадет. А они и без того невысокие.

В общем, дорогие товарищи руководители метрополитена. Руки прочь от левой стороны эскалатора. Не забудем, не простим иначе. И за нового вашего мэра в отставке голосовать тогда точно не будем (этого я, правда, в любом случае не обещаю).

Вот тут эти люди проводят опрос. Опрос очень длинный и малозначащий, но и про эскалатор там тоже есть.

И не надо из меня делать монстра. Я к понаехавшим нормально отношусь. Я сам некоторым образом понаехавший, потому что из пятидесяти своих лет половину прожил за пределами родного города. Оставьте мне просто возможность почувствовать себя мальчишкой, по эскалатору на старости лет пробежавшись. Ну что вам стоит, а?

dernaive: (Инкогнито)
Ребе, белый это цвет? - спрашивает Мойша...
Из анекдота.

Сегодня в вагон метро вошел мужик и встал рядом со мной. Ботинки белые, штаны белые, куртка белая, свитер из под куртки торчит белый, сумка через плечо кожаная тоже белая. Сам, главное дело, блондин.
Посмотрел я на него. Посмотрел... И отошел. А почему, как думаете?
Ботинки у меня черные, брюки черные, куртка... Дальше продолжать? Ага. Портфель черный. Не брюнет вот только. Но ушел от греха. Карикатура ведь, когда два таких рядом.

Марш.

Feb. 10th, 2012 01:29 pm
dernaive: (Наблюдатель)
В метро мужик играл в какую-то гадость на смартфоне. Когда выигрывал, раздавался звук ссыпаемых золотых монет. То есть, это авторы игрушки думали, что ссыпаемых золотых монет. Потому что, если монеты не видеть, то никогда не догадаешься. Очень похоже, что высморкались у тебя над ухом. Это когда выигрывал. А когда проигрывал, то похоронный марш играл. Может и наоборот с выигрышами и проигрышами - не знаю. Но такие марши сами по себе приятных ассоциаций не вызывают, а этот еще состоял из настолько мерзопакостных, гадких, дребезжащих звуков, что внутри все судорожно переворачивалось. Каждые тридцать секунд. То сморкаются, то марш. И громко ведь.
Первой симпатишная девка не выдержала. Она только в вагон впорхнула в хорошем настроении (по глазам видно с физиономией), а тут на тебе.
- Не могли бы вы выключить звук, пожалуйста? - спрашивает.
Мужик молча отключает.
- Чо!? - Возмущается, рядом стоящая тетка, но постарше, - ну-ка включи обратно! Эта лахудра мне на ногу наступила и не извинилась. И девке уже:
- Что самая умная, да? Все слушают, и ты будешь! Я уже три остановки, а ей сразу выключи! Включи немедленно!
Мужик молча включает обратно.
dernaive: (Default)
Не я придумал, меня спросили, я ответил, причем ответил правильно, но интересно. Вопрос такой: почему на большинстве станций московского метро левостороннее движение пассажиров запроектировано?
Я ответил, что для уменьшения пересечений пассажиропотоков и уменьшения расстояний пешего хода для большинства. Потом задумался.
В конце концов, в московском метро направление основного пассажиропотока разное утром и вечером. А количество пассажиров приехавших на станцию за день должно быть приблизительно равно количеству с нее уехавших. Исключение, пожалуй, могут составлять привокзальные станции. Но и там количество приезжающих более или менее соответствует количеству отъезжающих. Так что единственным исключением должны быть станции у культурно-зрелищных мест с массовым скоплением типа стадионов. Там приезжают все в разное время, а уезжают в одно.
Влияние правостороннего движения поездов тоже не совсем понятно. То есть на станциях ближе к конечным - понятно: поезд уходящий в центр должен быть со стороны входа на платформу, а приходящий из центра должен быть со стороны выхода. Так движется основная масса пассажиров. А вот на центральных станциях и переходах между ними, где пассажиропотоки приблизительно равны... Наверняка существуют другие определяющие факторы, мне не известные. Причем для каждой станции они свои.
dernaive: (Default)
Жарко. Стою, как всегда, у дверей, против тех, что открываются. На Автозаводе заходит тетушка килограмм так эдак на 150 и повыше меня. С большой зеленой сумкой, через плечо. Радикюльчик такой на два с половиной ведра картошки и косметичка еще влезает. Под стать хозяйке. Место свободное углядела, прикинула на глаз, что не влезет. Ну и жестами двум мужикам: раздвиньтесь, мол, пожалуйста. Те раздвинулись. Тетка начинает парковаться и поворачивается через левое плечо задом к месту. Тресь радикюльчиком мужику в дыню с разворота. Извините. Перевешивает сумку и через правое плечо пробует развернуться. Радикюльчик другому мужику в лоб - тресь. Извините. Отходит немного, разворачивается, пятится задом и, наконец, умасчивается. Ерзает, еще немного раздвигая мужиков. Извините. Достает из радикюльчика книгу одиннадцатого формата в картонном переплете с обтрепанными уголками. Так когда-то роман-газету переплетали в специальных мастерских, или на работе по знакомству. Переплетик пятнистой бумагой непонятного цвета еще. Заинтересовался. Давно таких не видел в метро. Открывает на закладке. Закладка - календарик за 1978 год. Листы у книги желтые от старости, текст на пишмашинке почти без интервалов. Самиздат. Неужто, думаю, оно. Не поленился, достал очки. Оно. Тот самый "Остров сокровищ", в смысле, Архипелаг Гулаг. Читать без интервалов трудно, тетка строчки при помощи календарика отслеживает и беззвучно губами шевелит. Стареют первые советские пираты. Стареют.
dernaive: (Default)
Продвинутые у нас старики. Но не толерантные ни фига. Я, кстати, тоже не толерантный.
Вот только что, стою, как всегда, в вагоне метро у дверей напротив выхода. Сильно место определил, по-другому никак не скажешь. А по правую руку от меня сидит сухонькая такая бабулька. Причем натуральная бабулька, а те которым семьдесят курят в сторонке пока, потому что этой некурящей лет девяносто с хвостом от удава. Вертлявая - жуть просто. Ну сидит и сидит. Ерзает, головой вертит и зыркает весело по сторонам.
Давки нет, но плотненько так народу в вагоне. И тут в районе от Новокузнецкой до Павелецкой к выходу, что напротив нас с бабулькой двое пробрались. Высокий один, другой поменьше. Видуха модная. Метросексуалами таких еще называют, чтоб не обижать тех, которые настоящие. Джинсики, рубашечки, сумочки женские, манерки. У маленького волосы еще набриолиненные, а длинного видно что тошнит. Ротик ладошечкой прикрыл по бабски и позывы. Народ расступается, естественно, с брезгливыми рожами. Длинный в голубеньком в дверь головкой скорбной уперся и страдает. Короткий его за локоток сострадательно придерживает.
Мужики все фыркают, тетки смотрят неодобрительно, но с интересом. Тут бабулька решила посочувствовать:
- Чего, - говорит, - стоите-смотрите? Не видите что ли, плохо человеку. Тошнит бедненькую, беременная наверное.
Все вздрогнули, я малость забулькал, а девчушка симпатичная, рядом с бабулькой сидевшая, решила пояснить сквозь смех:
- Это, бабушка, мальчик ведь, а мальчики беременными не бывают.
Бабушка шустро повернулась к девчушке, смерила ее взглядом: мол, кто это меня учить вздумал про беременных, улыбнулась и по-доброму так и воспитательно:
- Это, девочка, может и мальчик. Но не самец!
Все опять вздрогнули, а я опять забулькал. Не могу же я в вагоне ржать в голос. Не интеллигентно это. На Павелецкой эти тошнотики вышли. Бабулька на Автозаводе. А я все улыбаюсь, как дурак. И тут на Каширке меня добило. Там двери-то аккурат с моей стороны открываются, там толпа как всегда. Подвинулся как мог. И тут ко мне притискивают девицу с меня ростом и с таким шикарным декольте из четвертого номера, что улыбка моя наверняка на затылке бы сошлась, если бы ее уши не остановили. Такую лыбу не заметить не возможно даже с усами, если лицом к лицу стоять. Доулыбался аж до Красногвардейской. На Красногвардейской барышня не выдерживает и сердито интересуется чего смешного. Смешного-то может и ничего, но я лично не представляю мужика, который над такими сиськами зарыдал бы.
Преотличная поездка выдалась сегодня. А вы говорите метро.
dernaive: (Default)
Везет мне на всячески интересный народ в метро, хотя стою в вагоне тихо, никого не трогаю, смотрю в ридер и только изредка по сторонам зыркаю. Только в книгу смотреть нельзя, еще и вокруг надо, чтоб ситуацию из-под контроля не упустить: мало ли откуда чего прилетит, или на ногу наступят.
На Новокузнецкой, лихо, по-молодому хлопнув ладонями по закрывающимся уже дверям, вскакивает в вагон мужичок лет шестидесяти. Я б сказал, человек лицом на старого слесаря-инструментальщика похож, что на заводе всю жизнь провел. Но это сейчас мало кому чего сейчас объяснит. Сухой, небольшого роста. Куртка синяя, потертая с капюшоном. Брюки летние бежевые. Сумка полуспортивная через плечо. Небольшая сумка с карманами. И морда хитрая.
Зачем в метро хитрая морда? )
dernaive: (Default)
Был сегодня, т.е. уже вчера в Восточном ТБТИ. Не в час пик, в полупустом метро. Преображенская площадь, выход к новому кинотеатру им. Моссовета. Там переход длииинный под площадью и все время музыка. Играют хорошо, я думаю, хотя музыкального слуха у меня никакого, - это доказано давно и бесповоротно. То мужик военные песни под гитару поет, то двое пацанов на флейтах, а может и гобоях свистят, то скрипка. Сегодня баянист сидел. Баян штука громкая: даже поезда заглушает.
опять метро )
dernaive: (Default)
Тут поздно вечером иду по переходу между Пушкинской и Тверской. То есть не совсем еще по переходу, а поднимаюсь по лестнице с платформы, смотрю вперед, и переход как бы медленно открывается моему измученному взору. А по переходу идет она. Принцесса. Длинная, как тощая змея на метр восемьдесят без шпилек. Шпильки еще пятнадцать. Ничо так. Стройная. Волосы толстым хвостом, пальто узкое, но прямое. Ножки ровные, но тонкие. Такие особое желание жить вызывают. Ну помните же присловье, что ножки - тонкие, а жить так хочется? Сразу причем. Походка, такая, что качает, как на подиуме только плавно. Попа туда-сюда нарушает прямые линии пальто. Медленно так.
Кто через Альпы, а мы с Пушкинской на Тверскую )
dernaive: (Инкогнито)
Засиделся сегодня на работе несколько. До девяти. Ну и вследствие чего домой на метро. В метро девчонку с хлопушкой видел. Стоит девчонка платочек в руках теребя, а перед собой держит хлопушку. Хлопушка - это штука такая у художников типа папки, куда они эскизы большие складывают. Папка большая. Приблизительно 24 формата, который теперь А1 называется только побольше. Красивая хлопушка: чорная, с ручками и ремнем, чтоб на плечо вешать. И на колесиках. То есть, я вижу, что к ней вроде два аккуратненьких колесика снизу приделаны, она на них стоит, а девчонка ее просто придерживает. Пока соображал нафига колесики, они пританцовывать начали. Весело так. Вроде бы и в разнобой, но чувствуется, что ритм все-таки один. Не, я не сразу сдался. Я ж на работе не один засиделся. Я там с текилой и двумя приятелями засиделся. Смотрю, значит, как колесики танцуют. Потом дошло. И не колесики это совсем. Кругленькие аккуратненькие носки девчоночьих ботинок пританцовывают.
А еще у меня наблюдение одно есть. Про двери в вагонах метро. В дверях стекло с надписью. Когда поезд в тоннель заезжает, то это как бы не стекло уже, а зеркало. Но только как бы потому что стекло. Женщинам по барабану это "как бы" они перед зеркалом крутится привыкли и никто их за это не осудит. Положено потому что. Ну они как свое отражение видят сразу что-нибудь поправлять начинают и прихорашиваться. Им все равно где это отражение. В зеркале, в воде, или в метро. Мужики - другое дело. Это ж не зеркало. В зеркало прилюдно мужикам вроде как не с руки. А тут никто ж не заметит, если немного выпятить грудь, расправить плечи, расставить ноги шире плеч, приобретая мужественный вид. Ей-ей каждый второй перед дверью пыжиться начинает. Я как только это заметил стал от дверей в метро отворачиваться. Чтоб не смущать.
dernaive: (Default)
И даже на ход ноги. А то опоздаю к телевизору на футбол.
Услышал сегодня в метро фразу и несколько удивился. Не, я ее и раньше слышал, но мимо ушей пропускал. Потому что она ко мне не относится никак. Такая фраза: "Уважаемые пассажиры. Будьте взаимно вежливы, уступайте места: инвалидам, пассажирам с детьми, лицам пожилого возраста и беременным женщинам"
Не относится ко мне потому, что я и так вежливый, когда взаимно. И не сижу в городском общественном транспорте по привычке. Папа в детстве объяснил, что мужику сидеть в присутствии стоящих женщин неприлично, даже если это одна стоящая женщина. Ну я и привык стоя ездить. Потому что в московском общественном транспорте все время хоть одна тетка да стоит где-нибудь в уголочке. Пусть даже она с веслом нарисованная. Какая разница-то? И что бы этим художникам метро лежачими тетками расписывать. Ну типа Маха там обнаженная, или Даная какая на диванчике. Но что нарисовано - то нарисовано. Не мне менять. Вот и привык.
Но фразу я все-таки зря мимо ушей пропускал. Беременной женщине, я место уступить не могу потому что и так стою. Но вот если беременного мужика встречу, - то точно место уступлю даже если мне сесть придется привычке вопреки.
Нет, идиомы я понимаю. Вот если беременная женщина, допустим, где-нибудь в зоопарке, то там она не идиома, а понятное словосочетание, особенно, когда с беременной мартышкой фотографируется. А вот беременная женщина в плане уступания места в метро, конечно идиома. И несколько смешная, на мой взгляд. Или нет?
dernaive: (Default)
Рассказывал? Не помню. Иду как-то от Орехово к дому мимо автобусной остановки. А на остановке стоят два милиционера и целуются. Автобус подошел. Один милиционер другого чмокнул на прощание, в автобус подсадил, и игриво так по попе в серых брюках похлопал. Не, ну разнополые, конечно, ктоб про них чего не думал.
шапка )
dernaive: (Default)
Нет причин, чтоб не выпить, если хочется. Даже на работе. Это не рекомендация, конечно. Мало ли у кого какие начальники и сколько, а у меня один генеральный и тот в командировке. А тут я засиделся чего-то. До полдевятого. И так неохота было выходить на улицу, что пришлось себя взбодрить стаканчиком. Без всякого льда и содовой. Стакан маленький и на излишества не рассчитан.
Хорошо так стало, что в метро на Выхино оказался, как по волшебству ровно в девять. Под бой часов, можно сказать. Т.е. не под бой, а под девятикратный писк у кого-то из кармана сумки.
Брюнетки в метро )
dernaive: (Default)
Был сегодня на Шаболовке. Рано утром встречался с приятелем у самой башни, которая Шухова. Сто лет не был, без малого. Глазел на башню во все глаза, как в метро на симпатичных девок.
Кстати о девках. Семь утра, станция метро Шаболовская, поезд. Стою у дверей, чуть наискосок, напротив меня сидит девчонка. Красивая. Волосы длииинные и чооорные. Медленно, печально и задумчиво снимает кольца с безымянного пальца правой руки и одевает на безымянный палец левой. Пять штук разных. С камешками и без. То ли медленно разводилась, то ли в католичество постепенно переходила. У кого-нибудь есть другие предположения на это счет, а то мне теперь всю оставшуюся жизнь гадать придется, а одному скучно.
dernaive: (Рыжий)
А на Текстильщиках (станция метро такая), впрочем, не только там. Но там есть в переходе ларек "пироги". Кругленький такой и красный. Пахнет вкусно. Особенно, когда голодным мимо щастаешь. Пироги и на витрине, и нарисованные красивые. Ну и написано, что пироги желтым по красному.
И все бы ничего, но на ларьке еще надпись есть: "Пожарный пост". Большими жОлтыми буквами и пирог рядом нарисован. А лисички, взяли спички, море синее зажгли... Но, почему-то, из проходящих редко кто улыбается. Неужто не помнит никто?

Липы

Jun. 24th, 2010 02:08 am
dernaive: (Default)
Липа цветет. Пахнет по дороге от метро целая аллея. Так обычно минут пять-семь до дома, или наоборот, а сейчас хожу двадцать. Потому что запах нравится. Очень. Если спросите до какой степени нравится, то отвечу как тот чукча из анекдота про апельсин. Именно так и не меньше.
Про метро, липы и профессионалов )
dernaive: (Худющий)
После того как в московском метро с турникетов убрали монетоприемники и поставили валидаторы появилась байка про "божью помощь". Подходит, дескать, к турникету, ближайшему к старушке-контролеру, молодой человек студенческой наружности в вязанной шапочке с отворотом, три раза истово крестится, и со словами "господи, помоги пройти, отвешивает поклон, почти касаясь лбом валидатора. Турникет откликается зеленым светом, и, с божьей помощью, молодой человек проходит, опять перекрестившись. Рассказывали, что бабушка-контролер раз двадцать безуспешно пробовала повторить трюк, шепча что-то вроде: "вот нагрешила-то, господи, даже в метро не пускают". Она же не догадывалась, что у этого ёрника за отворотом шапочки магнитный проездной лежал.
Некоторые особенности воплощения анекдотов в действительность )
dernaive: (Свобода)
В смысле это я зарекался о себе в метро писать. Ну езжу и езжу. Все ездят. Все пишут. Опять не удержался, в общем.
Позавчера прям передомной мужик помер. Немолодой, прямо скажем. Сидела на лавочке аккуратная такая пожилая пара лет семидесяти на вид. Он ее за руку держал. С тележкой ехали, я еще подумал, что на дачу, наверное. Тихо так умер - как заснул. Из вагона вынесли. Я хоть и помогал, а ведь даже не запомнил на какой станции: то ли Новокузнецкая, то ли Театральная. Милиция сразу. Мильтонов человек пять-шесть: один мужик, остальные девки.
Про девок в форме и счастье )
dernaive: (Default)

Два месяца с лишним уже ездию. Я не считаю специально - так, в голову пришло. Пришло, что об этом надо писать каждый день, или вообще не писать. Поэтому и "последнее метро".
В метро меня стали принимать за местного и задавать вопросы. Неместным вопросов не задают, или задают только дураки. Вот я всегда перед вопросом "как пройти", предварительно спрашиваю местный товарищ, или как и я погулять вышел. Иногда до смешного доходит с такими манерами. Это когда я вечером на Николо-Архангельском кладбище участок 9а искал, а мне мужик навстречу попался. Я его так и спросил: "Слыш, мужик, ты местный?" Нет, - говорит, - пока. И на меня смотрит. Чувствуется, что ему меня  о том же самом спросить хочется, но страшно. Ну, я, чтоб он успокоился, говорю: да не волнуйтесь Вы так, уважаемый, я просто могилку свою потерял, никак не найду в темноте. Вы, кстати, не подскажете где участок "девять а" находится. Я его найду и успокоюсь, наконец-то. Мужик, видимо, не знал. Иначе как объяснить, что он удрал быстренько и не оглядываясь. Я, правда, подвыл ему вслед. Но только чуточку.
Уууууу! )

dernaive: (За забором поговорим)

Прошел месяц, как я написал "Метро для толстых" и месяц как я езжу на метро. Я перестал вертеть головой,  я вспомнил номера вагонов и дверей и еще немного потерял в весе. Черт возьми, мне нравится. Я правда уже вижу, что в метро улыбаются не все, как казалось месяц назад, но стереть довольную улыбку со своей морды не могу. Нет, а как?

Нет, а как? )

Page generated Jul. 26th, 2017 04:33 pm
Powered by Dreamwidth Studios