dernaive: (Инкогнито)
Три, в данном конкретном случае, как глагол повелительного наклонения рассматривать не стоит. Только потому, что это порядковый номер очередного рассказа про конверсию. Не смешного, но с загадкой зато.
И сразу некоторое отступление от темы. За несколько дней, после появления "Конверсии раз" про магниты, я получил столько рекомендаций учить физику, сколько не получал даже от своего школьного учителя, Петра Васильевича. Хотя, предмет свой он любил, а неучащих его неучей совсем наоборот изрядно мучил домашними заданиями из двухсот-трехсот задач. За что, наверное, и получил звание Заслуженного учителя несуществующей теперь страны. Он был хорошим учителем физики, несмотря на то, что моим родителям преподавал физкультуру. После физмат школы физике меня обучали в институте. Упаси бог, сказать что я ее выучил. Этого вообще еще никто сделать не сумел, а абсолютное знание больше из области религии, чем науки.
Так што я, конечно, неуч, но напряженность поля на расстоянии от источника посчитать, все-таки могу, если речь зайдет о постоянных магнитах известной мне формы, известной мне "силы" и уложенных в известном мне порядке в известной мне среде. Делать это, не зная этих вещей и не заглядывая в справочники, я еще не умею.
Поэтому за рекомендации большое спасибо. Они частично приняты. Частично переадресованы, совершенно забытым всеми, братьям Гримм, написавшим "Die goldene Gans", не выучив физику. Как-нибудь я обязательно впендюрю в текст пару десятков формул, приложу чертежи и фотографии с места происшествия, а все небольшие, честное слово, преувеличения выделю курсивом. Для наглядности и из боязни разоблачений.
А еще я очень расстроен, что из-за "Конверсии два" ни одной рекомендации учить гинекологию я не получил. Не верит народ, что у меня получится ее выучить, как я понял.

Конверсия три. Про физику, докторов и чувство юмора.
Шло время. Шла конверсия. Инверсионные следы реактивных двигателей становились конверсионными следами, а мысли конверсируемых конструкторов нашего КБ блистали отточенным оселком во многих областях промышленности и сельского хозяйства. На этот раз промышленность оказалась консервной и плодоовощной. Есть, а может и был в городе Видное некий научный институт по этой самой промышленности. И была там, а может и есть сейчас одна исключительно перспективна тема. Экстракция растительного сырья сжиженным углекислым газом. Завлаб, разрабатывающий тему, был увлечен СО2, как влюбленный юноша своим предметом, или врач панацеей.
Кроме экстракции СО2 предполагали использовать для консервации и хранении овощей на овощных базах. Эксперименты выявили, что молоко, насыщенное СО2, хранится дольше пастеризованного. Ученые предлагали делать другие молоковозы и возить молоко под избыточным давлением углекислого газа. Продавать обычное молоко предполагали в бутылках по типу пивных, а молоко длительного хранения в бутылках "из-под шампанского".
- А что делать, если мне не нравится газированное молоко (странный, кстати, напиток, я пробовал)? - Спрашивали некоторые пессимисты.
- Некотрым и в шампанском газики не нравятся, - отвечали им ученые, - берете проволочку от пробки и мешаете в стакане, обезгаживая сырье.
- Может вы еще и воблочкой посоветуете сырье обезгаживать? - иронизировали пессимисты.
- А может и воблочкой, - тут же ехидничали в ответ ученые, - это уж как кому больше нравится: можете и воблочкой и огурчиком солененьким.
Но основной темой была экстракция растительного сырья. Тема обещала огромную выгоду все еще народному хозяйству и повышению безопасности простых граждан.
Надо сказать, что с экстрактами сталкивались практически все. Домашняя настойка на клюкве есть не что иное, как спиртовой экстракт клюквы. Чем крепче настойка тем больше всяческих "полезностей" оказывается в экстракте и меньше остается в клюквенном жоме. Все потому, что этанол, гораздо более лучший экстрагент, чем вода. Есть экстрагенты, гораздо "лучше" чем этанол, но более ядовитые. Причем тут вступает в силу совершенно ненаучная закономерность: чем "лучше" экстрагент, чем больше он "вытягивает" из сырья, - тем он ядовитее. Из-за этой закономерности промышленные процессы экстракции достаточно сложны и энергоемки. Ядовитые растворители отгоняют и заменяют их менее ядовитым этиловым спиртом. С надеждой, что их не останется в конечном продукте, употребляемом народом вовнутрь.
Этих недостатков процесс экстракции сжиженным СО2 практически лишен. Мало того, экстрагирующая способность углекислого газа существенно выше, чем у этанола, четыреххлористого углерода и прочих растворителей. Отгоняется он при комнатной температуре, что снижает энергозатраты и позволяет получить "чистейший" продукт без примеси экстрагента.
Резко сокращаются транспортные расходы. Вот возьмем такую распространенную специю, как черный перец. Перца стране надо много вплоть до колбасы. Макароны, слава богу, не добавляют. И без макарон есть кому есть перец. Страна у нас огромная, и то растение, “из которого”, растет в худшем случае за ее пределами. Растение собирают сушат, мелют и везут. Сотнями тонн. А с помощью экстракции сжиженным СО2 из каждой тонны сухого перца можно сделать не больше сотни килограммов экстракта. А можно десять, но концентрированного. Удивительная штука.
Один экспериментатор, заработавшись, и устав от производственного процесса, решил отдохнуть и приготовить из лабораторного спирта перцовку. Заправил экстрактом титровочную "пипетку" и влил в литр спирта две капли (два миллилитра) субстанции. Результатом отдыха случился отек пищевода с перекрытием дыхательных путей. Через две недели, выйдя из больницы, экспериментатор опытным путем выявил потребное количество экстракта для литра спиртовой перцовки. Половина иголки. В том смысле, что обмакнув иголку наполовину в перцовый экстракт и поболтав ей в литре спирта можно получить напиток, по перцовой крепости схожий с привычным. Если долить к этому литру 1450 миллилитров воды.
С этой концентрированностью возникла изрядная проблема. Для того чтобы приготовить тонну любительской колбасы нужно извести 850 граммов перца, или 85 граммов экстракта. С таким же успехом можно размешивать иголку в стоге сена. Вроде и сразу размешалась, а все равно фиг найдешь.
Еще лучше дело обстояло с бальзамами, травяными и ягодными настойками для внутреннего употребления. Теперь из трав, ягод, фруктов и овощей извлекали в разы больше полезных вещей и витаминов. Без всякого вредного спирта. И тут некоторые пессимисты опять засомневались и стали спрашивать:
- Уверены ли, дорогие ученые, в чем именно лекарственная сила настойки? В траве, да?
- А в чем же еще? - удивлялись ученые, - именно в плодах, ягодах и травах сила.
- Прям таки? - переспрашивали пессимисты, - Прям таки, за плодовой силой в аптеках спиртовую настойку боярышника покупают утром сознательные граждане?
- Вот именно, - поддакивали ученые, - и с алкоголизмом мы тоже покончим. Будете травяные экстракты сразу на хлеб мазать и в таблетках пить. Без вредного для здоровья спирта.
Наивные люди. Ну ладно. Установку наше КБ разработало, документацию сдало заказчику. Два профессора и доктора наук (наш главный инженер и их завлаб) договаривались о дальнейшем сотрудничестве. При мне, простом, неостепененном начальнике конструкторской лаборатории они обсуждали новые области применения СО2 в пищевой промышленности. Два доктора наук оень серьезно обсуждали способ вымораживания воды из водно-спиртового раствора с применением углекислого газа в качестве хладогента. По рассказам Видновского доктора наук, самые умные северные народы самогонных аппаратов не делают и ружья кирпичом не чистиют. А вытаскивают брагу в тазиках на лютый мороз. Там у них вода замерзает, а спирт сверху отчерпывают. Исключительно энергоэкономичная технология. Мороз, он бесплатны ведь на севере в отличии от тепла. И вообще. Самогонные аппараты, предмет нашей стране чуждый. Пусть ими в Африке пользуются раз там жарко, а мы воду из браги вымораживать будем раз у нас холодно. Потому что мы не дураки вовсе.
Тут я засомневался. Потому что в детстве читал Дмитрия Ивановича Менделеева (очень он водно-спиртовыми растворами некоторых употребляемых спиртов увлекался). А в институте мне методичку показывали с температурными графиками замерзания раствора этанола.
Начальником лаборатории я был молодым. Молодые на язык невоздержанные и вслух усомняются. Как они на мня смотрели оба. Четыре глаза в очках. И в каждом глазу вопрос: ты дурак? И даже не вопрос, а утверждение. Вопрос был презрительный: ты что никогда не видел, как замерзает водка? Тогда не видел. Потом видел. И теперь нифига не сомневаюсь, как она замерзает. Но все-таки спрошу.
Как Вы думаете граждане: можно этиловый спирт из водного раствора получить вымораживанием?
И это. Я совсем забыл. Конверсионную струю и отточенный оселок придумал не я. Поэтому на этих словах просвечивает буква жирная "С" в жирной окружности. Автор сих выражений - личность очень известная в определенных кругах Анекдота.ру.
dernaive: (Инкогнито)
Рассказывал я в «Конверсии раз», что Нижегородские заводчане по оборонным сенокосилкам смотрели на молодых конструкторов с ехидной жалостью.
Через несколько лет родное советское государство совершенно также взглянуло на всю свою оборонную промышленность. Взглянуло и улыбнулось. Могло бы конечно захохотать, но воздержалось. На время. А улыбнулось потому что в умную государственную голову пришла мысль о конверсии.
Пришла, осталась и засела. Не, дело несомненно было нужным и правильным. Оборонная промышленность была, пожалуй, некоторым островком благополучия и, как казалось государству, передовых технологий в бескрайнем море остального. Ну и началось.

Очень кстати в нашем КБ организовался первый кооператив. Не то чтобы он сам организовался. Его организовали сотрудники отдела вычислительной техники. Людьми, как все понимают, эти сотрудники были самыми передовыми, а кооператив — медицинским.
А каким же еще? За год до кооператива ребята, страдавшие бездельем и невозможностью заставить конструкторов чертить на свободных от наладки местах ЕС-1033 с целыми 512 кБ оперативной памяти на ферритовых сердечниках, сваяли самую полезную программу за все время работы отдела. Программа была медицинско-диагностической. Всем сотрудникам КБ раздали анкеты с кучей странных вопросов. Я так до сих сомневаюсь правильно ли я ответил на вопрос: «чувствительны ли ваши зубы к механическим воздействиям?». Все-таки, если вместо зубной щетки воздействовать молотком... Но, как бы то ни было, информация из медицинской энциклопедии и пары другой узко-специальных справочников по диагностике попала в машину.
Машины похожи на людей. Чертовски. Любого, даже экстраздорового, человека при чтении такой литературы одолевает колотье в боку, тахикардия и куриная слепота. А несчастной железке достались еще пятьсот идиотских анкет. По решению программы все мужики КБ были в предынфарктном состоянии на фоне ишемии, у женщин состояние осложнял послеродовый стресс. Все диагнозы имели погрешность не более пятидесяти процентов, что было отличным результатом с точки зрения новоявленных эскулапов от ЭВМ. Направленность основных заболеваний подтолкнула наших компьютерщиков к внедрению своего детища в одной кардиологической клинике и многострадальном маммологическом центре почти напротив конторы.
Серьезные дяденьки-профессоры от кардиологии, маммологии и прочей гинекологии, заполнили анкеты, посмотрели на результаты машинной диагностики самих себя и схватились за излечиваемые ими органы. Внедрение не прошло. Но люди понравились друг другу. Одни обладали нужными медицинскими знаниями, другие свободным временем и предприимчивостью. Они объединились и получился медицинский кооператив. Врачи лечили и давали советы, специалисты по вычислительной технике организовывали. Предприятие работало, от клиентов не было отбоя.
Причем здесь конверсия, спросит нетерпеливый? И правильно спросит. Потому что наше КБ получило от кооператива срочный заказ. Я не знаю кому там пришло в голову это конверсионное направление, но считаю его автором М.М. Жванецкого. Нет, он там не работал и даже не был знаком. Но именно он сформулировал простую мысль: «это нас должно меньше быть». Эта мысль стукнулась в головы медицинских кооператоров и они решили разрабатывать контрацептивы. Кооперативные ученые подключили своих друзей, а компьютерщики смахнули пыль со своих бармалеев и магнитных хранилищ.
Результатом работы явился двухтомно попятисотстраничный отчет с картинками и конструкция самой надежной в мире внутриматочной спирали. На каждой из пятисот страниц первого тома было нарисовано и описано по существенным признакам две разновидности продукта. Второй том содержал выводы. Какой именно завиток, какой именно изгиб, какой угол наклона и диаметр навивки имеет важнейшее значение и сакральный смысл. Все самое лучшее собралось в результате. Результат обладал надежностью 99,9999% и был чертовски красив для тех кто понимает.
Воплотить конструкцию в чертежи, разработать пресс-формы, станочек для намотки золотой, или медной проволоки всякие упаковщики и прочую мелочь и поручили нашему КБ. Вещи, к которым привыкли наши конструкторы имели сложность большую на несколько порядков и принципиально тоже предназначение: избавлять человечество от лишних людей. Работа много времени не заняла. И скоро были готовы первые образцы.
Настало время испытаний и демонстраций. Морально неустойчивым мальчишкам дальше читать не стоит, потому что описания методологии клинических испытаний здесь не будет. И испытания будут не клинические, а скорее механические и психологические.
Механические в том смысле, что наше КБ все изделия привыкло все отрабатывать не только на компьютерных моделях, но и на опытно-исследовательском стенде. Так надежнее. Макетчикам этого стенда и поручили сделать десяток макетов места использования спирали для отработки и демонстрации процесса установки и, простите за выражение, использования. Скорее для демонстрации. Потому что макет в разрезе.
Макетчики были специалистами своего дела и искренне болели за производство. Они подошли к делу тщательно и с размахом. Когда начальнику КБ удалось остановить этих трудоголиков, они уже перевыполнили план в двадцать раз.
Десяток макетов был отправлен заказчику, а остальные расползлись по КБ. Гипсорезиновые макеты красного, простите за подробность, цвета, с уже установленной спиралью. Под тонким стеклом. Красивые.
Каждый, уважающий себя конструктор, считал своим долгом пристроить макет на самом видном месте стола, или присобачить к доске кульмана. Оно и понятно. Люди истосковались по открытости. В том смысле, что приди, кому-нибудь в голову разместить на месте этого «физиологического» макета, макет одного из основных изделий КБ, ему как минимум грозила выволочка от начальника первого отдела и зама по режиму. Максимум было бы возможное помилование, или расстрел за измену Родине. Открытые макеты расползлись по КБ. Хотя слово расползлись не совсем подходит к изображаемому макетом.
Тут надо отвлечься. И ввести в повествование еще одного героя. Начальника одной из лабораторий. Пожилого ученого семидесяти пяти лет. Очень забывчивого по склерозу. Из-за этого склероза он забыл купить сувениры. Он возвращался из самой Германии и был первым человеком из нашего КБ посетившим капстрану. А сувениры купить забыл. И немецких денег у него не осталось. А он даже пославшему его начальнику ничего не купил. О чем и вспомнил в туалете германского аэропорта. Не знаю уж откуда у пожилого ученого такие ассоциации с сувенирами начальникам.
Дед был ученым, умом обладал проницательным и ясным, хоть и склеротическим. Выход он нашел прям в немецком туалете в виде автомата раздающего бесплатные презервативы с разными юмористическими названиями на немецком.
В общем начальнику КБ в качестве сувенира досталась пачка презервативов под названием «для молодых сердец». Отнеся подарок к некоторой возрастной экзальтированности своего старого подчиненного, начальник кинул его в объемистый портфель и тут же о нем забыл. И было от чего забыть.
Следующим утром в КБ ожидался приезд иностранной делегации по обмену неизвестно каким опытом. Руководство страны пропагандировало гласность и сотрудничество. Ранее совершенно секретное Министерство балдело от возможностей и присылало совершенно неожиданных иностранцев.
Начальник перед уходом с работы решил обойти несколько помещений. С последней проверкой перед утренним визитом. Взял свой большой портфель, чтоб не возвращаться в кабинет, прихватил зама по режиму и пошел. Тут он и увидел. Или даже наоборот: из всех щелей на начальника смотрели красные макеты с внутриматочными спиралями. В разрезе.
Представив, что подумают иностранцы своими блудливыми мозгами об интересах простых советских конструкторов, глядя на такие занимательные игрушки, начальник икнул и посмотрел на зама по режиму.
- А что я? Тут никаких секретов не наблюдается. Это скорее по линии парторганизации и профсоюза. Они у нас за моральным обликом следят. - Хотел было оправдался было зам, но тут же сник под взглядом начальника, - пожалуй надо убрать. Давайте в ваш портфель сложим, а завтра я на склад сдам.
Макетов было много, но в большой портфель начальника уместились все. С чувством выполненного долга, положив на заднее сиденье черной волги портфель, начальник отправился домой.
Поужинав, он уселся на диван перед телевизором, вспомнил про лежащий в портфеле праздничный заказ с сырокопченой колбасой, шпротами и банкой икры и попросил жену достать заказ из портфеля и убрать в холодильник. Так все мужчины делают. «Слышь, дорогая, возьми там у меня в портфеле», - с гордостью за добытое, сообщают они женам и подругам, не уточняя подробностей. Сами догадаются. Не маленькие.
Так делают все мужчины. Потом они идут на кухню, чтоб посмотреть на счастливое лицо женщины, достающей еду из портфеля. Ну, или не совсем еду, а просто подарок.
Так делают все мужчины, но далеко не каждого вместо радостного лица жены на кухне встречают запах валерьянки и гробовое молчание.
А еще двенадцать красных макетов с внутриматочными спиралями внутри. Аккуратным рядком на столе. А сверху пачка презервативов с названием «для юных сердец».
А еще немой вопрос в глазах жены.
Не угадали кстати. И совсем не: «Это что за хрень, милый?». Совсем нет. Они же культурные люди. А культурные жены в таком случае немым вопросом в глазах спрашивают: "Милый ты не помнишь телефон скорой психиатрической помощи".
Вот такая фигня висела у меня на кульмане вместе с магнитом из «Конверсии раз». А еще у меня большая просьба. Не воспринимайте эту байку всерьез, пожалуйста. Считайте, что все персонажи случайны, а совпадения - вымышлены. И наоборот.
Про особенности производства некоторых конверсионных изделий контрацептивного назначения я в следующий раз расскажу.
dernaive: (Инкогнито)
Сначала баянчик для затравки и настроения. Потом еще нескольку штук несмешных напишу. Поэтому "раз".
Про то, как ящик с магнитами в поезде везли слышали? Ну там одни в купе ящик с сильными магнитами везли, а другие тоже ящик но с часами на продажу. И на руках часы еще у всех. Слава. Партии, Правительству, Президенту, т.е. Генеральному секретарю, лично и дорогому В смысле, Слава, или Командирские, а может быть простой Полет. Или приборы всякие, что магнитов боятся, несмотря на то, что дорогие очень. И все сразу в одном купе. Часы, конечно, встали у всех, приборы вышли из строя и т.д. Все знают байку? Мне, так, часто рассказывали.

Я рассказчикам верю, но спросить все время хочу кое-что. Потому что, в начале конверсии парочка молодых специалистов нашего КБ тоже за магнитами отправилась. По-моему в Нижний. Там завод то ли подводные лодки делал, то ли сенокосилки, то ли еще чего полезное в народном хозяйстве, где магниты сильные нужны. Самые сильные в мире, как говорили. Наши молодые специалисты тогда магнитными уплотнениями и магнитными жидкостями увлекались. Написали письмо в Нижний на завод по сенокосилкам: в порядке оказания технической помощи, просим вас. Выпросили магниты и пошли командировку выпрашивать уже у своего руководства. Чтоб вдвоем в Нижний на поезде туда и обратно. И поехали. Пока все, как в других историях, да?
Заводчане с сеносилочного завода на них странно так посмотрели, когда узнали, что они на поезде и вдвоем, а не на грузовике с грузчиками. Наши тоже удивились. На фига нам грузчики, если мы оба по стописят килограммов лежа стомильенов раз выжимаем? Культурные туристы мы, нам ваши шестьдесят килограмм ферромагнетиков, что слону слониха дробина. Чего, сразу не заметили? И мышцами поигрывают.
Выдали им заводчане магниты. В посылочном ящике. Кто постарше-то видел. Кусочки коричневого оргалита, который сейчас называют по английской аббревиатуре эмдэфом, реечками сосновыми опоясаны и гвоздиками сапожными к ним присобачены. Ящик стальной проволокой в много витков, да еще крест на крес перевязан. Для крепости и удобства переноски.
Выдали, но смотрели странно. С какой-то ехидной жалостью. Их даже до желдорвокзала довезли, на специальной машине с чисто деревянным кузовом. На такой магниты внутри завода возят в больших количествах если.
Вытащили наши ребята ящик из деревянного кузова и потопали к поезду. И сразу все поняли. Вы когда-нибудь обращали внимание сколько железных предметов по дороге встречается? Столбов, заборов, автомобилей? Сколько всякой металлической мелочи на земле с асфальтом валяется? Не обращали? И правильно. Пусть на это обращает внимания дураки наивные люди с шестьюдесятью килограммами самых сильных магнитов в мире.
Сначала к ящику несколько гвоздиков и кнопок с земли прилипло. Потом об столб шандарахнуло вместе с одним культуристом-носильщиком. Только отодрали ящик от столба, как тетка сумочкой прилипла. Замочком. Эта не столб, эта так разоралась, что отлеплялись хуже чем от столба. Потом мужик часами прилип. Он, правда, внимания не обратил. Пьяный потому что. Мало ли что пьяному почудится?
Через десять метров дороги, ребята приобрели некоторый опыт передвижения меду людьми и металлическими предметами. Люди, между прочим, тоже те еще металлисты. Все причем. Независимо от музыки.
Поставили ящик, один сторожит, другой дорогу к поезду разведывать пошел, чтоб металла поменьше по дороге. Разведал. Вернулся. Хвать оба за ящик. И тут сообразили, что не туда поставили. На крышку люка, ага.
Ящик шестьдесят и крышка не меньше. Нашим туристам от культуры пофиг. Они сначала крышку вместе с ящиком с люка сняли, случайно. Рядом положили, ногами уперлись и тянут. Милиционер заметил, что два остолопа крышку люка тырят в извращенной форме. Подошел посмотреть. Зря.
Потому что на наших милиционерах железок в пять раз больше надето, чем на нормальных людях. Вплоть до пистолета, жетона и подковок на сапогах. Кокарда, опять же. Не, ну хорошо, что пистолет на ремешке у них, но плохо что кобура расстегнута. Но хорошо что на предохранителе.
Пистолет ему вернули и извинились, когда от ящика отодрать сумели. Даже документы показали на груз. Он их до поезда проводил. То ли из сострадания, то ли убедиться, что уехали.
В вагон входили подумав. То есть, сообразив, что просто так туда не попасть, потому что он железный весь в тамбуре. Они ящик между животами зажали, как котлету в гамбургере и так входили. Без синяков, конечно, не обошлось. Пока до купе добирались, то одного на стенку кинет, то другого об нее шмякнет. Засунули ящик под полку. С трудом, потому что там металл в основании.
Ну про часы и приборы у соседей я рассказывать не буду, это все себе представляют и слышали. Раньше, вообще-то часы и на холодильник нельзя класть было. Потому, что намагничивались и вставали. А тут вообще.
Приборов, кстати, никто из соседей не вез, соседи оказались вполне приличными людьми. Один только ложечку уронил. А она возьми и на пол не упади. Свернула по дороге ложечка и под полку прилепилась. Соседям понравилось. Сначала ложечки бросали. Потом ножик. А когда проводница на остановке зашла посмотреть, что это ночью металлом по металлу шлепает, то увидела как подстаканник, сброшенный с багажной полки до пола не долетел, а лихо сменил направление и с металлическим звуком скрылся под скамейкой. Фокус с ценным подстаканником проводнице не понравился. Но еще с десяток ложечек и длинный кухонный нож в купе появились и одним экспериментатором прибыло.
Выходили из поезда так же сандвичем. И на вокзале гамбургером народ распугивали. Два качка, а между ними ящичек маленький зажат. В камеру хранения бочком пробираются. В метро решили даже не соваться. Больно уж там железок много. Еле умудрились в ячейку камеры ящиком попасть. Железки же кругом. Зато, как попали, - ящик внутрь со свистом рванул. И так об стенку стукнулся, что гул по всему залу пошел.
Вытащить ящик из камеры хранения не смогли. Покусали проволоку бокорезами, разломали сам ящик и неделю возили магниты от вокзала до КБ. По нескольку штук в карманах. Не далеко совсем. Всего две остановки на метро и мешком минут десять.
Один из таких самых сильных в мире (так говорили, сам не проверял) магнитов потом у меня на кульмане лет пять висел, как держатель кнопок со скрепками. Удобно. Так я до сих пор помню, что если из скрепок начать в стык цепочку составлять, первую к магниту прилепив, то он восемнадцать штук удерживает.
Рядом с магнитом еще одна конверсионная фигня висела. Но о ней я в Конверсии два расскажу.

July 2017

S M T W T F S
      1
2345678
91011121314 15
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 04:33 pm
Powered by Dreamwidth Studios